Украинский языковой вопрос и его решение

Contact Us

Украинский языковой вопрос и его решение

С момента обретения Украиной независимости тема языка является предметом ожесточённых споров и политических спекуляций. Власть постоянно колеблется между тотальной украинизацией и предоставлением русскому статуса второго государственного. Интернет в условиях информационной войны переполнен публикациями с явно пропагандистским характером, которые обосновывают односторонний взгляд на проблему без учёта альтернативных точек зрения. Если рассматривать только крайние позиции, ситуация выглядит так. Одни утверждают, что украинский язык является диалектом русского, или вообще искусственным языком, созданным на основе малороссийского наречия, разбавленного полонизмами и германизмами. Другие доказывают, что украинский язык чуть ли не самый древний в мире, что на нём говорили в Киевской Руси и от него произошли другие славянские языки, кроме русского, который есть смесь церковнославянского и финно-угорских говоров.

Правду, как всегда, следует искать где-то посередине, опираясь на письменные свидетельства и научные факты. Но трудность заключается в том, что единого мнения по этому вопросу нет и в науке. Как правило, российские учёные придерживаются гипотезы А. Шахматова об одновременном появлении русского, украинского и белорусского языков в результате распада древнерусского языка в XIV веке, а украинские учёные относят зарождение украинского языка к VI веку и выводят его непосредственно из праславянского. Вызывают дискуссии даже родственные связи между языками славянской группы. Так, согласно списку Сводеша для славянских языков, украинский ближе всего к белорусскому (190 соответствий из 207), русскому (172 из 207) и польскому (169 из 207). Однако по версии украинского лингвиста К.М. Тищенко, украинский язык имеет 84% общей лексики с белорусским, 70% — с польским, 68% — со словацким и сербским и только 62% — с русским. А по количеству общих черт с украинским в фонетике и грамматике К.М. Тищенко ставит русский язык (11 черт) лишь на 13-е место после белорусского (29), верхнелужицкого (29), нижнелужицкого (27), чешского (23), словацкого (23), польского (22), хорватского (21), болгарского (21), сербского (20), македонского (20), полабского (19) и словенского (18).

На наш взгляд, причиной упомянутых противоречий является отсутствие чёткой грани между отдельным языком и диалектом, а также частое игнорирование различий между языком народным и языком литературным. Мы привыкли рассматривать язык как единое целое, в привязке к ограниченной территории и населяющему её народу. Это справедливо в отношении литературного языка, принятого за официальный в том или ином государстве. Большинство людей, живущих в городах, разговаривают именно на таком языке. Он унифицирован и относительно стабилен благодаря системе образования, корректирующей отклонения в произношении и написании. Но есть ещё и язык народный, на котором говорят жители деревни. Он может отличаться даже в двух соседних сёлах, не говоря уже о разных областях и странах. В таком случае мы говорим о диалектах (наречиях), которых у одного языка могут быть десятки. Диалекты принято разбивать территориально, как на приведенной ниже карте. В действительности всё намного сложнее, поскольку диалекты состоят из отдельных говоров, а те ещё и постоянно мигрируют вместе с их носителями.

По сути любой язык развивается из диалекта другого языка, ему предшествующего. И здесь возникает ключевой вопрос: с какого момента диалект становится отдельным языком? Ответ можно найти в замечательной статье В.И. Даля «О наречиях русского языка», включённой в первый том «Толкового словаря живого великорусского языка» издания 1880 г. (который можно скачать у нас на сайте в разделе «Литература»). Эту статью не принято упоминать в русскоязычной среде, поскольку в ней преобладание московского наречия над другими рассматривается как историческая случайность, а малорусский язык к наречиям великорусского не относится. Вот ссылка на подробный разбор отрывков из статьи: https://dralexandra.livejournal.com/220588.html

Отметим здесь только самые важные моменты. Первое, что бросается в глаза при изучении словаря Даля – огромное количество слов, которые ещё недавно употреблялись в разных регионах России, но сейчас практически забыты. Второе – значительная часть этих слов сохранилась в современных украинском и белорусском языках. Особенно примечательно сходство северорусского и украинского (малороссийского) наречий. Сам Даль объясняет это происхождением северного наречия напрямую из южного, то есть исконного языка Киевской Руси, а владимирское, рязанское и московское наречия он считает более поздними и испытавшими значительное финно-угорское влияние. Ну и главное, что Даль называет главным признаком самостоятельного языка наличие собственной грамматики и письменности. Следовательно, если брать этот подход за основу, диалект становится отдельным языком лишь тогда, когда на нём начинают писать в соответствии с разработанными литературными нормами. Как правило, создание и поддержка литературного языка невозможны без участия государства, поэтому нельзя не согласиться с известным выражением Макса Вайнрайха: «Язык — это диалект с армией и флотом». К тому же в древности слова «язык» и «народ» были синонимами, ведь одно без другого существовать не может.

Если называть языком только письменный язык, можно прийти к неожиданным выводам. Так, до начала XVIII века не существовало ни русского, ни украинского языков. Официальным языком княжеской Руси и впоследствии Московского царства был церковнославянский, созданный в IX веке на основе южнославянских диалектов (т.н. староболгарского языка) и принятый на Руси вместе с христианством. На нём были написаны летописи, церковные тексты и другие сохранившиеся до наших дней произведения. О народном языке тех времён известно очень мало, хотя некоторые исследователи находят в «Слове о полку Игореве» и в новгородских берестяных грамотах ряд признаков, характерных для современного украинского. Но мы знаем, что княжеский род русов объединил под своей властью множество разрозненных славянских племён (полян, северян, древлян, словен, кривичей, уличей, радимичей, волынян, тиверцев и белых хорватов), каждое из которых, вероятно, говорило на своём диалекте распавшегося ещё в VI веке праславянского языка.

В XIV веке русские земли поделили между собой Московское царство и Великое княжество Литовское. Следующие 300 лет северо-восточное, южное и западное наречия древнерусского языка развивались в относительной изоляции. В этот период уже можно говорить об образовании отдельного языка, который в Украине называют староукраинским, в Беларуси – старобелорусским, а в России – западнорусским. Официально он назывался «простой» или «руськой» мовой – в противоположность литературному старославянскому языку православной церкви. Издавались даже словари вроде «Лексиса» Лаврентия Зизания и «Лексикона славеноросского» Памвы Беранды (1627), переводившие с церковного языка на простой народный. «Руський» язык использовался в деловодстве Великого княжества Литовского наряду с литовским и польским, на нём же составлялись все документы образованной в XVII веке Гетманской державы Богдана Хмельницкого. Но начиная с 1654 г. украинские земли стали поочерёдно входить в состав Московского царства, которое рассматривало староукраинский язык как ополяченный русский. В результате литературный язык по всей России был унифицирован, а народные говоры объединили в три диалекта: великорусский, белорусский и малорусский.

Изучая историю русского языка, трудно не заметить тенденции к его упрощению и деградации. Этот процесс начался ещё в древнерусский период (X-XII вв) с падения закона открытого слога, спровоцированного введением церковнославянского языка. Затем исчезли носовые (юс большой ѫ и юс малый ѧ) и редуцированные (ъ и ь) гласные, дифтонги оу и ять (ѣ), склонения в двойственном числе и звательный падеж. И сегодня уже мало кто помнит, что в древнерусском языке было четыре формы прошедшего времени глаголов и две формы будущего. Например, все спряжения глагола «нести» выглядели следующим образом:

Современный русский язык появился в начале XVIII века в результате реформы Петра I, закреплённой в 1755 г. в «Российской грамматике» Ломоносова. Основой для этого языка послужило «акающее» московское наречие, количество букв сократилось с 44-х до 33-х, был принят так называемый «гражданский» шрифт и арабские цифры. В XVIII-XIX вв. многие русские слова заменялись французскими и немецкими, в XX в. – английскими. Последним значительным изменением в орфографии стала реформа 1918 г., отменившая буквы  і, ѣ, ѳ и ѵ. Все эти нововведения касались и малороссийского языка, поскольку алфавит и грамматика были едиными. Но получилось так, что в украинском сохранилось больше архаичных признаков, чем в русском и других славянских языках. Возможно, потому что украинский литературный язык создавался в начале XIX в. на базе народного среднеподнепровского говора, который был гораздо ближе к исконному русскому языку, чем говор московский. Вот те фонетические и морфологические черты, которые характерны для украинского и старославянского, но отсутствуют или искажены в русском:

  1. Инфинитивы глаголов на –ти: житичитати.
  2. Сохранение звательного падежа: брате!, сину!
  3. Окончания существительных среднего рода типа щенятеля.
  4. Мягкое конечное ц: палецькінець.
  5. Окончания творительного падежа -ою, —ею без сокращения их в -oй-eйводоюземлею.
  6. Сохранение т.н. давнопрошедшего времени глаголов (плюсквамперфекта): купував був.
  7. Наличие двух форм будущего времени: синтетической (ходитиму) и аналитической (буду ходити).

Также в украинском, в отличие от русского, нет «аканья», замены согласных цзс в формах склонения на кгх (на руці, на нозі), перехода гы, кы, хы в ги, ки, хи и др. Безусловно, в нём есть и свои особенности, отдаляющие его от старославянского. Например, буквы ѣ и о часто переходят в i (сніг, сіль), буква і – в и (милий), а вместо л иногда употребляется в (вовк, повний, знав). Однако все эти характеристики не столь существенны. Гораздо более важны различия в лексике, поскольку заложенные в словах смыслы во многом определяют менталитет, культуру и мировоззрение народа. На эту тему в сети есть много публикаций с «доказательствами», что русский (или украинский) язык не относится к славянским. Как правило, в таких «исследованиях» русский и украинский сравниваются с польским, чешским, болгарским, сербским и другими славянскими языками, но слова берутся наугад, нередко вообще заимствованные, без учёта этимологии и синонимов. Мы провели собственный анализ, чтобы узнать, в каком языке сохранилось больше исконно славянской лексики. В нашу таблицу включены слова из старославянского (написаны кириллицей) и праславянского (написаны латиницей) языков, которые почти без изменений перешли в современный украинский, но исчезли или искажены в современном русском. Заимствования из западнославянских языков (польского, словацкого и др.) приводятся только тогда, когда они имеют праславянские корни и их смысл можно воспроизвести на основе русской лексики.

В принципе, аналогичную таблицу можно составить и для русского языка – в нём тоже есть много славянской лексики, вытесненной в украинском словами иностранного происхождения. Кроме того, в украинском есть тенденция искажать или заменять некоторые слова, чтобы язык отличался от русского, даже если это слова исконно украинские. Большинство так называемых «русизмов» можно найти в словарях украинского языка в качестве диалектных слов. И наоборот, бόльшая часть слов из нашей таблицы, которые сейчас воспринимаются как чисто украинские, есть в словаре Даля. В XIX веке они употреблялись по всей территории Российской империи, и даже сегодня их ещё можно услышать в российской глубинке. Таким образом, мы видим сознательное урезание славянской лексики в современных литературных языках с целью сделать их непохожими друг на друга.

Из всего вышеизложенного можно сделать такие выводы:

  • Устный, «народный» язык всегда богаче и разнообразнее языка письменного, литературного.
  • Если рассматривать русский и украинский языки в совокупности диалектов и устаревшей лексики, между ними оказывается гораздо меньше различий, чем между соответствующими литературными языками.
  • Все славянские языки до перевода их в литературную форму были диалектами единого старославянского языка.
  • Первым записанным славянским языком был церковнославянский, принятый на Руси вместе с христианством и служивший литературным языком Московского царства до начала XVIII века.
  • «Народный» древнерусский язык отличался от церковнославянского, но был гораздо ближе к нему, чем современный литературный русский.
  • Первой письменной формой этого языка была народная «руська» мова, принятая в Великом княжестве Литовском в XIV в. От неё произошли современные украинский и белорусский языки.
  • В современном украинском сохранилось больше исконно славянской лексики и грамматических особенностей старославянского языка, чем в современном русском. Отчасти это объясняет, почему украинцы лучше понимают русский, чем россияне – украинский.

Теперь перейдём собственно к решению языкового вопроса. Для этого вернёмся к лингвистической карте Восточной Европы, приведенной в начале статьи. Там на территории России русский язык разделён на множество региональных наречий, а на юго-востоке Украины он указан недифференцированно: «русский язык». На самом деле в Украине есть своё наречие русского языка, которое В. Даль называл новороссийским. Кроме того, в центральных, восточных и южных областях существует смесь этого наречия с литературным украинским — так называемый «суржик». Именно здесь, на пересечении нескольких языковых пространств, народная речь отличается наибольшим разнообразием. Следовательно, мы имеем идеальную платформу для разработки новой версии русского языка.

В июле 2019 г. американский историк, профессор Йельского университета Тимоти Снайдер выступил с предложением создать в Украине Государственный институт русского языка. По его словам, политика украинизации укрепляет монополию России на русский язык и даёт повод обвинять Украину в нарушении прав русскоязычных граждан. Украина должна иметь собственные стандарты, правила и словари русского языка, поскольку украинский русский отличается от российского не меньше, чем американский английский – от британского. Действительно, взять под контроль русскоязычную информационную среду и объявить русский в Украине отдельным диалектом будет гораздо проще, чем заставить всё население говорить на украинском.

Сто лет назад территория Украины состояла из русскоязычных городов и украиноязычных сёл. В процессе урбанизации жители сёл приносили с собой народные говоры, которые постепенно вытесняли литературный язык коренных горожан. В 1921 г. на Х съезде РКП(б) «злейший враг» украинского народа товарищ Сталин заявил:

«…Недавно еще говорилось, что украинская республика и украинская национальность – выдумка немцев. Между тем ясно, что украинская национальность существует, и развитие ее культуры составляет обязанность коммунистов. Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы».

Об этом писал и знаменитый русский лингвист А. Потебня:

«Мы замечаем в нашем письменном языке изменения, которые называют «победами» народного языка над ненародной частью книжного. Стало быть, книжный язык борется с народным и последний одолевает. Сочувствие наше должно быть на стороне победителя, потому что «наши местные говоры образованы правильнее, вернее и проще, чем наш письменный жаргон» (В. Даль). Отсюда заключаем, что дело идет к окончательному вытеснению письменного языка народным.

Народным, но каким? Народных говоров много, а письменный язык предполагается один, по крайней мере, в видах объединения умственной деятельности всего народа, один главный. Следовательно, один язык, образованный из народных говоров, существенный признак коих есть дробность, будет, так сказать, вытяжкой из них, стало быть не им самим, не языком народным в том смысле как народны нынешние русские говоры, а чем-то другим. – Чем же?»»

Ответ на этот вопрос и станет решением украинской языковой дилеммы. Сейчас в Украине сложилось двуязычие: основная масса населения использует украинский только в деловых целях, а в быту предпочитает общаться на русском или на «суржике». Ситуация прямо противоположна той, что была в Советском союзе, ведь по сути мы просто сменили насильственную русификацию насильственной украинизацией. На самом деле ни литературный русский, ни литературный украинский не смогут занять доминирующее положение, потому что они не резонируют с коллективным бессознательным. Победит в итоге тот язык, который будет ближе к народному наречию. В интересах Украины, чтобы этим языком оказался украинский диалект русского, поэтому для его стандартизации нужно принять все необходимые меры. «Народный» мета-язык должен отвечать следующим требованиям:

— включать в себя всю исконно славянскую лексику, которая вышла из употребления в русском, но сохранилась в украинском, и наоборот;

— соответствовать глубинному смыслу славянской азбуки;

— выражать ключевые понятия и принципы (архетипы), записанные в полевом геноме;

— быть удобным в пользовании, простым и в то же время глубоким;

— быть понятным как русским, так и украинцам;

— содержать иностранные слова только в том случае, когда у них нет славянских аналогов.

Речь идёт не о возвращении к старославянскому языку, а о его переосмыслении с учётом современных научных знаний в области психолингвистики. Когда мы обогатим академический язык интеллектуальной элиты живой лексикой народных говоров, мы сделаем огромный шаг к достижению внутреннего единства – установления связи сознания (разума) с подсознанием (душой). Как следствие, мы станем лучше понимать друг друга, что приведёт нас к единству внешнему – духовному сближению славянских народов. Так у нас появится реальная альтернатива «русскому миру» и европейской интеграции. В конце концов, если Украина возьмёт на себя миссию возрождения русского языка и культуры, это будет её главный козырь в информационном противостоянии с РФ.

Поделиться?

Admin

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *